Установите Flash!

Выставка  «21 грамм»
7,8,9  января  2011
город  Санкт-Петербург,  Папа Клаб,  Набережная р. Карповки,  дом 1

Новый кошмар в искусстве.

Пока страна находится в алкогольной летаргии, художники не дремлят и устроили две очень показательные вообще для российского искусства выставки. Первая выставка прошла в галерее «Кухня» на тему катастроф «Постапокалиптика. Новая жизнь». А вторая - «21 грамм» в галерее «Полиграф». Художники говорят о новом кошмаре.
Когда в новогоднюю ночь чуть ли не вся Московская область остается без света и воды, то невольно начинаешь думать об апокалипсисе. И тут не помогут ни какие уверения о модернизации или презентация российского айфона. Художники решили показать, как же нам жить дальше в этом абсурде. Но представленные на выставке картины вообщем-то не ответили на этот вопрос. Первое, что бросается в глаза, это ржавые железные листы с дырами, которые напоминают о разрушающейся до сих пор советской империи. У европейца есть античность, наше прошлое - это 75 лет жизни в военной машине. Но что происходит сейчас с этой машиной?
Подводные лодки стоят в доках, самолеты продолжают падать, план ГОЭРЛО до сих пор не доведен до конца. А на повестке дня уже совсем другие проблемы: как справится с механизацией и со сбоем в системе? Как спасти природу, которую мы загубили? Художник Виктор Сопрыкин представил свое видение природы. «20 крымских пейзажей» - это 20 изображений на вентеляционной решетке. Отбитая краска на железе создает видимость приблежающегося горного ландшафта. Человек ищет природу в современном мире и находит ее только в индустриальной эстетике.


Другой художник Денис Шевчук играет с образом знаменитой картины Леонардо да Винчи «Мадонна Литта», которая находится в собрании Эрмитажа. Идеалистическая картина материнской любви на фоне голубого неба превращается в индустриальный кошмар. Мадонна и младенец сидят в противогазах, а через знаменитые своды нам видны дымящиеся фабричные трубы и атомный взрыв. Но все-таки и даже в этом кошмаре Мадонна не перестает держать своего младенца, а значит сохраняются какие-то ценности. Традиция? Любовь? Безмятежная Мадонна в противогазе-это пассивный христианский ответ. Но способен ли человек изменить ситуацию?
Художники не видят луч света в темном царстве. Зато они ищут способы взаимодействия с этим новым миром катастрофы. В принципе, мы каждый день преодолеваем сами такие миникошмары, когда выходим на улицу и не знаем подскольземся ли мы или нет, упадет ли на нас очередная «сосуля» или протечет крыша. Тренд приспособления к действительности не изменился. А ведь реальность становится все более жуткой.

На второй выставке, которая открылась в галерее «Полиграф», была представлена целая ретроспектива работ абсолютно разных художников. По словам организаторов, 21 грамм весит душа и оказывается в Петербурге появилось новое арт течение. Понятно, что каждый художник вкладывает в свои картины душу. Но хотелось бы еще и видеть хоть какую-нибудь работу мозга. Там можно увидеть и сюр, и коллаж, и предметную живопись, и Moleskin art, и каких то роботов, и абстракции, вообщем все мейнстримовые жанры. Объединяющей темой для практически всех художников была смерть. Все картины не были подписаны, только указаны авторы.

Открывали выставку работы Руслана Kengie. Этот художник делает большие картины с символическими сюжетами: девушка в кубе или мотоциклом с огромным черепом. «Memento mori»- как говорили древние. Потребитель хочет покупать, но может ли он купить себе бессмертие? Милая картинка со шрихкодом Нила Эскалатора заставила пару человек улыбнуться и поменять трек в своих плейрах. Человечество медленно погружается в рамки различных кодов. Они шифры служат системе и контролируют наши действия и мысли. Неплохой сюр представил Александр Аксенов. Он делает такие маленькие почтовые открыточки с каким-нибудь простеньким сюжетом и коротким слоганом, типа «водку пить полезно». Или подписыват картинку с приятным человеком в костюме: «К театру я вполне готов,хотя всю ночь душил котов». Анна Опарина показала свои фантазии на тему юношеского бунтарства. Она работает с коллажами в графике, где совмещает распятого панка, мертвых жуков и раненого мишку на танке.
В центре выставки стояли маленькие роботы-насекомые, сделанные Никитой Тимошиным из разных компьютерных деталей. Муха с глазами-лампочками и крылашками из поломанных CD, динозавр из проводов и моторчиков для охлаждения привлекли много внимания. Казалось, они вот-вот должны были ожить. Но как древние пирамиды Тутанхамона они стояли и никак не реагировали на яркие вспышки всяких Canon’ов и Nikon’ов.

Еще можно было увидеть размытые фото Марии Разыгриной. Такие удлиненные оттенки предметов, машин, дорог создают ощущение скорости и ускользающей реальности. Из фотографий можно также выделить работы Натальи Заикиной. Она делала фотки мастера танца «Буто» Кен Майя. Это японский танец, переводится как танец темноты. Люди, исполняющие этот танец, стремятся слиться с природой. Т.е. опять же достичь определенной негации собственной личности и перейти в другое состояние. Можно сравнить это с европейской традицей «Пляска смерти».

Вывод из всех этих картин напрашивается сам собой: петербургские художники остаются пессимистами. И они готовы жить в постапокалиптическом мире с душой весом 21 грамм.

(c) Роман Бурый.

 

ГАЛЕРЕЯ